Онассис и Каллас история любви

Любовь, похожая на античную трагедию (Мария Каллас и Аристотель Онассис).

У Марии Каллас и Аристотеля Онассиса был сын. Сорок лет этот факт держался в строгом секрете, и вот теперь американский журналист Николас Гейдж, собирая материалы для книги о великой певице, наткнулся в журнале актов о регистрации рождения на любопытную запись, из которой следовало, что 30 марта 1960 года Мария родила в частной клинике Милана мальчика. Ребенок родился восьмимесячным и прожил два часа…

Охотник за знаменитостями.

Аристотель Онассис хотел обладать всем: морем, воздухом, Монако, женщинами… Поэтому-то он и поддался очарованию Марии Каллас, когда впервые встретился с ней в Венеции, на балу у своей приятельницы графини Кастельбарко, а меньше чем полгода спустя услышал ее пение на благотворительном концерте в Париже.

Она царила на всех сценах мира. Обладая изумительным драматическим сопрано и столь же ярким сценическим талантом, Каллас доводила публику до неистовства. Казалось, собственная неутолимая страсть питала ее героинь, которые — все — умирали от любви. «Я не певица, — говорила она, — я поющая актриса».

Вот эту-то редкую жемчужину и загорелся добыть Онассис для своей коллекции европейских знаменитостей. А за свои полвека греческий миллиардер повидал немало таких, кто стоял на самых высоких ступенях успеха. Он дружил с Пикассо и Гретой Гарбо, британским медиамагнатом лордом Бивербруком и писателем Сомерсетом Моэмом, легендарным Уинстоном Черчиллем и монакским князем Ренье.

Аристотель Онассис любил рафинированное общество, состоявшее больше из титулованных особ и принцев крови, и частенько приглашал известных артистов и музыкантов отдохнуть на его роскошной яхте «Кристина».

Летом 1959 года подобное приглашение совершить круиз по Средиземному морю получила и Мария вместе с мужем-импресарио. Покоренный Аристотель, умея ждать, окончательно ее сразил, устроив в честь примадонны грандиозный прием в Дорчестерском отеле: знатные гости, шампанское и холл, весь усыпанный алыми розами… Мария была ослеплена всем этим. К тому же, устав от ангажементов, она захотела немного отдохнуть. «Там будут, — сказал хозяин «Кристины», — моя жена Тина и еще Черчилль с супругой». Приятная компания… все свои!

Роковой круиз.

Их многое сближало: оба были греками и эмигрантами — он в Аргентине, она в США, оба помнили свое нищенское детство, оба поднялись к вершинами успеха и богатства только благодаря каторжному труду и сильной воле и оба достигли этих вершин. И, тем не менее, окруженные толпами поклонников, познавшие лесть, оба были в определенном смысле одиноки. «Я никак не могла понять этой его неуемной потребности покорять всех, без разбора, — говорила позднее Каллас, — речь не шла о деньгах, он не знал им счета и сыпал деньгами налево и направо.

Но зато этот всесильный человек, поднявшийся из низов и невероятно комплексующий по этому поводу, как воздуха жаждал услышать в свой адрес слов одобрения и удивления тех, в ком чувствовал свою зависимость — знаменитых и недосягаемых». И в этом смысле Мария оказалась добычей куда более ценной, чем он предполагал.

В свои 36 лет Каллас, завоевав титул «величайшей певицы двадцатого столетия», не знала только одного — любви. Встреча с Онассисом стала для певицы переломной — Мария Каллас преобразилась в абсолютно другую женщину. В Марии Аристотель Онассис нашел родственную душу, с которой можно было говорить о чем угодно, и идеальную любовницу.

Надо заметить, что к такому повороту событий в этом увеселительном круизе располагало все — и компания, собравшаяся на яхте, где умели развлечься и насладиться жизнью (а кроме четы Черчилль для прогулки от Монако к берегам Турции к ним присоединились герцогиня Кентская и Гарри Купер), и невиданная роскошь обстановки…

Яхта «Кристина», которую Онассис велел перестроить из военного корабля, была не просто шедевром — по признанию египетского короля, это был поистине «последний крик великолепия», настоящий плавучий дворец! С мебелью в стиле бель эпок, лазуритовым камином, с картинами великих мастеров прошлого, включая «Мадонну с ангелами» Эль Греко. С бассейном, который легко превращался в танцплощадку, и гостиной, рассчитанной на двести приглашенных, и вдобавок оркестром, где за пультом стоял прославленный Герберт фон Кароян.

Предусмотрен был, на всякий случай, и госпиталь с операционной, оборудованной всем необходимым, включая рентгеновский аппарат. Аристотель Онассис всегда сам подбирал мельчайшие детали декора — ванны из сиенского мрамора, батареи из чистого золота, сверкающие бронзой лестницы и балюстрады из оникса. Ну а квинтэссенцией всей этой немыслимой роскоши были подушечки, покрывавшие сиденья табуретов у барной стойки — они были сшиты из крайней плоти китов…

Несмотря на то, что и Мария была в то время замужем, и Аристотель женат, оба потеряли голову. Мария — потому что была романтичной, и ей действительно хотелось сыграть предлагавшуюся ей роль влюбленной женщины. Онассис — потому что был по натуре игроком и авантюристом, любил рисковать, совершать безумства. Их неудержимо влекло друг к другу, и каждый вечер после ужина они танцевали под звездами далеко за полночь.

Мария Каллас и Аристотель Онассис

Игра в соблазн достигла апогея, когда яхта приблизилась к берегам Греции. Гости Онассиса прибыли к подножию горы Афон, и патриарх православной церкви благословил двух греческих изгнанников, возвратившихся на родину. И тогда взволнованная Мария вдруг поверила, что этот мужчина ей послан Богом… Богатейший грек бросает к ее ногам свое состояние и хочет дать ей возможность немножко передохнуть — не знак ли это?

Конец путешествия оказался бурным, но Мария приняла решение. К концу лета она рассталась с мужем.

Иллюзия счастья.

Перевернулась страница жизни — певица не смогла обуздать свое сердце, она разом вычеркнула десять счастливых лет и человека, которому многим была обязана, — ведь именно он, ее муж Джованни Батиста Менегини, помог юной гречанке сделать карьеру. Услышав юную Марию на фестивале в Вероне, Менегини, помешанный на опере, догадался, какой редкой чистоты алмаз перед ним, и взялся за его огранку. Не первой молодости промышленник, не отличавшийся особым шармом, располагал средствами и сразу же отдал их в распоряжение певицы: «Вы только пойте, я займусь остальным!» Ну, о чем еще мечтать!

Мария приняла его щедрое предложение о деловом союзе, который, впрочем, быстро перерос в любовную связь. А вскоре Менегини, добившись разрешения Ватикана (он был итальянцем и, естественно, католиком), стал мужем Марии Каллас.

Джованни Батиста Менегини оказался чрезвычайно внимательным меценатом. Он в высшей степени разумно руководил карьерой своей протеже: сам отбирал для нее роли, решал финансовые вопросы, подписывал контракты.

Марию в целом устраивала. Тем более что карьеру певица ставила выше личной жизни до появления Аристотеля.

Тщеславная сделка.

Вместе Аристотель и Мария были несколько лет, точнее до осени 1963 года, когда мир облетело известие о гибели американского президента Джона Кеннеди. Онассис развелся с Тиной, но не спешил с новой женитьбой. Надеждам Марии не суждено было сбыться — она так никогда и не вышла замуж за мужчину своей жизни. Семья судовладельца резко восстала, особенно его сестра Артемида. А сын Онассиса Александр поклялся никогда не разговаривать с отцом, если тот поддастся пению сирены… Что ж, от судьбы не убежишь. Ни одному актеру не дано сдержать стремительный ход античной трагедии. Потому-то эти счастливые годы были такими короткими.

Мария все еще безумно любила Онассиса, когда ему подвернулось другое, более драгоценное, как он думал, сокровище — Джеки.

мария каллас и онассис

Жаклин Кеннеди появилась на палубе «Кристины» незадолго до трагических событий в Далласе. Она была женой американского президента и сестрой бывшей любовницы Онассиса, княгини Лии Радзивилл. Та, собственно, и уговорила первую леди Соединенных Штатов прокатиться вместе с президентом в приятном обществе.

Тогда между Аристотелем и Джеки завязалось нечто вроде легкого флирта: супруга президента чувствовала себя уязвленной бесчисленными изменами мужа и жаждала реванша. Однако роковые выстрелы в Далласе перетасовали карты по-своему, и Джеки надолго облачилась в глубокий траур. Этого от нее ждали американцы, а она знала, как себя подобает вести.

Никто тогда еще не подозревал, что вдова Джона Кеннеди вот-вот займет вакантное место законной супруги Онассиса, никто — кроме нее самой… И вот, отношения Онассиса и Джеки, начавшись с игры, завершились их сенсационным браком в 1968 году. Онассис, возможно, и догадывался, что к чему, но он попался в сети своих амбиций, пожелав обладать самой знаменитой женщиной мира.

Едва закончилась церемония бракосочетания, сын Онассиса Александр кратко определил суть этого брака: «Они прекрасно дополняют друг друга. Мой отец любит ее имя, а Джеки любит его деньги». А ведь счастье было так близко, так возможно… Перед тем как заключить с Джеки брачный союз, Онассис имел все: богатство, безграничные возможности, двоих детей и любимую женщину. И теперь мир этот стал рушиться на глазах. На голову человека, свято верившего во всемогущую власть денег, посыпались несчастья одно за другим.

..А тем временем коса нашла на камень. Выходя замуж за Онассиса, госпожа Кеннеди меньше всего была озабочена такой мелочью, как любовь. Ее откровенно интересовали деньги, и, к тому же, ее совсем не прельщал пожизненный траур и статус вдовы, в котором ее хотели видеть патриотично настроенные американцы.

Вот тогда Онассис, уже осознавший, что у этого брака нет будущего, сделал первую попытку вернуться к Марии…

Каллас навсегда.

Kallas i Aristotel Onassis

Та жила в Париже — вслед за любимым Аристотелем она утратила и голос, и здоровье. С тех пор как Мария Каллас покинула сцену, прошло более десяти лет. Все это время она занималась преподавательской работой в Америке — вела знаменитый мастер-класс, иногда давала концерты в разных городах мира. С большим или меньшим успехом — в зависимости от состояния ее связок.

Но в основном медленно угасала среди всеобщего равнодушия в своей парижской квартире на авеню Жоржа Манделя и больше не озаряла светские приемы своим лучезарным присутствием. Часто гулкую пустоту ее апартаментов нарушали неотвязные, бередившие душу мысли-призраки:

«…Помнишь, Аристотель, рассвет на яхте — то сиреневое утро, когда ты поил меня из ладоней горьким греческим вином? Ты сказал тогда, что не знаешь мгновения лучше… И нашу первую ночь, когда ты, перелив мое шампанское в свой бокал, выпил его до дна со словами: «Вот судьба великой Каллас…»

Возвращение Аристотеля Мария восприняла спокойно — все бури улеглись в ее уязвленной душе. Сердце дрогнуло, когда раскаявшийся Аристотель, в очередной раз придя просить прощения, стоял под окнами и бросал в стекла камешки, насвистывая мелодию из ее любимой «Травиаты». Мария смотрела на него из-за занавески и не сдерживала слез… Если бы их малыш тогда выжил… Кто знает… Может быть, не появилась бы Джеки… И Мария оттаяла.

Они остались друзьями, и Онассис не знал более преданного и бескорыстного человека, чем Мария. Она была рядом с ним, когда в январе 1973 года судьба послала последнее испытание: в авиакатастрофе погиб любимый сын Александр, его надежда — он разбился, управляя частным реактивным самолетом.

Аристотель Онассис больше не сопротивлялся судьбе. Мария Каллас пережила его на два года — сентябрьским утром 1977 года ее нашли мертвой в собственной квартире. Тело Марии, согласно ее воле, было кремировано, а прах развеян над Эгейским морем.

* поля обязательны для заполнения

Комментарии отсутствуют

ИНТЕРЕСНЫЕ НОВОСТИ